“Горжусь тем, что я азербайджанец”

Гейдар Алиев
04.09.2015, 16:05
8056

Ашуг Шамшир (1893-1980)

A- A+

Видный представитель азербайджанской ашугской поэзии XX века Ашуг Шамшир (Шемшир Гурбан оглы Годжаев) родился в 1893 году в селе Дамирчидам Кельбаджарского района. Его отец – Ашуг Гурбан, был знатоком азербайджанской лирики и дружил с известным мастером слова Ашугом  Алескером. Именно он одобрил  первые поэтические искания молодого ашуга.

В юношеские годы Шамшир создал ряд произведений о любви. Многие стихотворения поэта, построенные в виде диалога между возлюбленными, являются лучшими образцами любовной лирики азербайджанской литературы. Его перу принадлежит знаменитый любовный дастан «Шамшир и Санубэр», повествующий о горестной любви.

Им создан ряд произведений на фольклорные сюжеты, в которых он призывает людей к просвещению. Так, в стихотворении - «Меня», «В Гаджаристе», «Мы сами», «Себя» громко прозвучала проблема помещичьего произвола. В советский период  творчество поэта наполнилось новым содержанием, связанным с большими преобразованиями в укладе и быте. Стихотворения Шамшира насыщены глубокими социальными мотивами. Именно народное начало определило содержание и форму его творчества, восходящего к истокам фольклорного юмора, к традиционным азербайджанским жанрам посланий.

Первый поэтический сборник Ашуга Шамшира вышел в 1959 году.  Затем последовало издание и других книг - "Гошмалар", "Избранные произведения", "Песня гор", "Стихотворения", "Наставления" и др.

Особенное место в творчестве ашуга Шамшира занимали восхваления - «Гёзеллеме», «Яныг Кереми», «Дилгеми», «Афшари», «Шерили». Ашуг Шамшир мастерски исполнял ашугские напевы: «Агыр Шарили», «Баш дивани», «Баш дубейти», «Баш сарытэл», «Мисри», «Шахсевяни»…

Творчество ашуга Шамшира высоко ценили выдающиеся азербайджанские литератураведы, поэты, писатели.  Большую роль в судьбе ашуга Шамшира сыграла встреча с поэтом Самедом Вургуном. Их сближали и роднили страстная любовь к устному народному творчеству, связывала не только творческая, но и человеческая дружба. Образ жизни ашуга Шамшира во многом изменился под влиянием С. Вургуна. Самед Вургун посвятил ему стихи:

 

Ашуг Шамшир, на тропах Далидага

Спроси у скал певучих обо мне.

Понятна мне ашугская отвага,

И саз, и стих приятны оба мне.

 

…Покрыта даль накидкою венчальной,

Пускаюсь в путь обратный, путь печальный.

Вургун — лишь гость, однако не случайный,

И здесь не позабудут обо мне. 

(Перевод В. Кафарова)

 

До конца жизни Ашуг Шамшир жил в родном Кельбаджаре. В его стихотворениях описан удивительный мир родной природы, в котором люди, животные, растения, предметы окружающего мира обрисованы как ее дети, и все это предстает перед нами в неразрывном единстве. Природа у ашуга Шамшира очеловечена, как  ни у одного из его  предшественников. Словно цветы улыбаются, речки горные журчат, обнимая камни на пути, звезды  молятся и дают надежду, родники тихо шепчут, озера скрывают тайны и легенды.

Ашуг Шамшир создал свою школу, вырастил  более 40 учеников-ашугов.

В период карабахской войны одним из наиболее жестоких актов вандализма и преступлений армянских националистов был захват 7-8 апреля 1992 года села Агдабан Кельбаджарского района, где жил и творил ашуг. Захватив село, состоявшее из 130 домов, армянские бандиты полностью сожгли его, взяли в плен жителей. Было убито около 60 человек. Были сожжены рукописи Ашуга Курбана и его сына Ашуга Шамшира.

* * *

Лирика Ашуга Шамшира

 

Тебя

 

Едва народившись, заплакал ты сам,

Что ж плакать другим, погребая тебя?!

Рожденного ждет неизбежная смерть-

О том не сказали, встречая тебя?

 

 Судьба и сварлива, и очень жадна,

Весельем не дасть насладиться сполна,

Как будто бы впрямь разорится она,

Осечься заставит скупая тебя.

 

 Уж так повелось на земле испокон,

Невежда тиранит того, кто умен,

В насмешках своих изощряется он,

Живою мишенью считая тебя.

 

Твой друг на поминки придет, или нет,

И смысл твоей жизни поймет, или нет,

Писец многомудрый вздохнет, или нет,

Из списков своих исключая тебя?!

 

 Жалею

 

Ни друга, ни подруги – одинок,

Я сам себя до слез порой жалею,

Лежу, болею. Кто бы мне помог!

Себя, больного, я, больной, жалею.

 

С лихвою мне досталось на веку,

Добиться ли признанья бедняку?!

Но я пишу и каждую строку,

Написанную с горя мной, жалею.

 

 В мечте не разуверился своей-

Во мраке жду прихода светлых дней,

Глядет же мне, Шамширу, все больней,

Глаза, что жизни ждут иной, жалею.

 

 * * *

 

Невежда бессердечный не поймет,

Ничуть не облечит твоих мучений,

Наоборот – узнает – осмеет

И станет твой удел еще плачевней.

 

Больного самодур не навестит,

А если и приедет, то навредит,

Сам дьявол у него в душе сидит

И тычет из-под всяких облачений.

 

Двуличные торгуют каждый миг,

В роду, в крови предательство у них,

Не привечай, а отгоняй таких,

Избавишься от лишних огорчений.

 

Шамшир, стократно повтори урок,

Усвой, его, запомни назубок,

Ты завтра извлечешь великий прок,

Из нынешних бесед и поучений.

 

* * *

 

Бывает, человек солжет и тут же,

Гадюкой ложь кусает человека.

Однако иногда и так бывает,

Что слово лжи спасает человека.

 

Обманщиков не терпят правдолюбы -

Зачем же мне марать обманом губы?

Да, ложь подобно власянице грубой,

Что исподволь кромсает человека.

 

Тому бы вовсе лучше не родиться,

Чья жизнь обманом

На пять дней продлится!

Не обольстишь Шамшира ты, лисица,

В гноище ложь бросает человека.

 

 Как я?

 

Где ашыг, что в восемьдесят лет,

Так же бы стихи слагал, как я.

И с такой готовностью ответ,

На любой вопрос давал, как я?

 

Должен быть ашыг прямым душой,

Всюду обретать почет большой,

С прямизной осанки кто другой,

Прямодушье сочетал, как я?

 

Высоки Муров, Кошкар, Кяпаз,

Я бывал на каждом и не раз,

Пусть мои ученики сейчас,

Одолеют перевал, как я!

 

Я доволен веком и судьбой:

Мой отец Курбан – учитель мой,

А Мискин Абдал – мой дед родной,

Кто таких предтеч знавал, как я?

 

 Я клинок, что и остер и прям,

Спуску неприятелю не дам,

Я седой Шамшир, желаю вам,

Чтоб любой таким же стал, как я!

 

(Перевод Владимира Кафарова)

 

 Я вспомнил

 

Душа вдали от родины страдает!,

Лугов весенние ростки я вспомнил,

Кяпаз, Муров, Гонур и Тахтадюя,

Как это горы высоки – я вспомнил.

 

Ковром зеленым Алагез украшен,

Чобан поет – ягненку волк не страшен,

Хамзийская фиалка вам помашет…-

Родных просторов цветники я вспомнил.

 

Из Кара-Геля веет так прохладой,

Кызыл –Ар  хаджу соколы так рады.

Из родников испить воды вам надо,-

Как сладки наши родники я вспомнил.

 

Бывало, все соседние селенья,

Придут к Шамширу. Слышны звуки пенья,

Могу ли я не пережить волненья,

Когда родные огоньки я вспомнил!

 

(Перевод Чингиза Гусейнова)

 

Новости
Выбор редактора