“Горжусь тем, что я азербайджанец”

Гейдар Алиев
24.07.2016, 19:03
1653

1920 год

A- A+

В ночь на 28 апреля 1920 года, после того как в Баку вошли части XI Красной Армии большевистской России, Азербайджанская Демократическая Республика пала, и было объявлено об установлении советской власти. Армянские сепаратисты в Карабахе, ведомые дашнакскими лидерами Армении, поспешили воспользоваться этим.

29 апреля 1920 г. съезд армян Нагорного Карабаха объявил об аннулировании заключенного с правительством Азербайджана в августе 1919 г. соглашения и присоединении Нагорного Карабаха к Республике Армения.

 

После получения вести об апрельском перевороте в Баку, генерал-губернатор Карабаха Хосров бек Султанов в телеграмме всем уездным начальникам от 30 апреля 1920 г. поручил принять необходимые меры для поддержания полного порядка среди населения, предупредив, что всякое самочинное действие и проявление хотя бы малейшего признака анархии, будет рассматриваться как выступление против азербайджанской Советской власти и караться по всей строгости военно-революционных законов.

 

В тот же день, 30 апреля новое правительство Азербайджана предъявило ультиматум правительству Армении: очистить территорию Карабаха и Зангезура от армянских войск, отойти к своим границам, и прекратить межнациональную рознь. В противном случае, говорилось в ноте, Советский Азербайджан будет считать себя в состоянии войны с Арменией. 

 

В телеграмме от 10 мая 1920 г. на имя председателя Совнаркома АССР,
Х.Султанов информировал новое руководство Азербайджана об усилении военной агрессии Армении и просил принять необходимые меры. Однако, армяне, как дашнаки, так и коммунисты, понимая какое значение имеет авторитет Х.Султанова для азербайджанского населения Карабаха и, пытаясь отстранить его от должности, всячески старались скомпрометировать губернатора в лице нового правительства Азербайджана.

6-7 мая 1920 г. так называемый комитет обороны крестьян Нагорного Карабаха выпустил обращение к председателю Совнаркома Советской России В.Ленину, где выразил недоверие ревкому Карабаха во главе с Султановым и обещал с удвоенной энергией продолжить борьбу до тех пор, пока «к границам Нагорного Карабаха не подойдут верные революции сыны Советской России»

В телеграмме министра иностранных дел Армении А.Огаджаняна правительству Азербайджана от 12 мая 1920 г. отмечалось: «организатор резни армян Султанов надев красную ленту снова находится у власти»В результате решением Азревкома от 22 мая 1920 года Х.Султанов был арестован и передан суду ревтрибунала.  

(См. Нифталиев И. «Азербайджанская ССР в экспансионистких планах армян (20-е годы XX века». Баку, 2009). 

 

 

3 мая 1920 г.Временный Революционный Комитет издал декрет о создании в уездах, округах и селах местных революционных комитетов. Начался процесс установления советской власти на всей территории Азербайджана. Лишь в Карабахе оставался небольшой контингент армии Азербайджанской Демократической Республики, который продолжал сражаться с армянскими вооруженными силами. 

Декретом Азербайджанского ревкома от 5 мая 1920 года трудящиеся крестьяне Нагорного Карабаха получили в безвозмездное пользование 117 560 десятин пашни и 42 764 десятин летних и зимних пастбищ, принадлежащих раньше ханам, бекам, меликам, агаларам, а также церковным служителям.

 

Декретом Азревкома от 18 мая 1920 г., с целью укрепления советской власти в Карабахе и Зангезуре была учреждена должность чрезвычайного комиссара, которым был назначен Д.Буниятзаде, его помощником - армянин А.Каракозов.

20 мая был упразднен прежний ревком, «как несоответствующий духу времени» и сконструирован ревком в составе: председателя Бахадура Велибекова, помощника председателя Мир Джафара Багирова.

 

3 июня 1920 – Армейские подразделения бывшей АДР, возглавляемые Нуру пашой и оказывающие большевикам сопротивление в Зангезуре и Карабахе, смогли завладеть городом Шуша. Против них были выставлены дополнительные подразделения XI Красной Армии.

 

После подавления гянджинского восстания (25-31 мая 1920 г.) большевики окончательно потеряли доверие к частям бывшей Национальной армии и приняли решение об их разоружении.

К началу июня 1920 г. в различных частях Карабаха находились Шекинский, Тертерский, Джеванширский, Агдамский конные полки, Бакинский пехотный полк и две артиллерийские дивизии бывшей национальной армии. Однако, локальность восстания и неравные силы в конечном итоге привели к еѐ поражению. Военная операция XI Красной Армии, начавшаяся 10 июня, завершилась взятием Ханкенди и Шуши.

Превосходящие силы XI Красной Армии под командованием Левандовского 15 июня оккупировали Шушу. Немногочисленные части Национальной армии были вынуждены отойти в Джебраильский уезд. В конце июня все эти регионы перешли под контроль большевиков. 

 

Орджоникидзе, вернувшийся из Шуши, 19 июня 1920 г. телеграфировал Чичерину, что «в Карабахе и Зангезуре провозглашена Советская власть и вышеупомянутые территории считают себя частью Азербайджанской Советской республики…» «Азербайджан, - отмечал он, - без Карабаха и Зангезура обойтись ни в коем случае не может». Орджоникидзе считал, что следует вызвать в Москву представителя Азербайджана и вместе с ним разрешить все вопросы, касающиеся Азербайджана и Армении. Он предложил Чичерину сделать это до подписания Россией договора с Арменией.

 

В это время, наряду с правительством дашнакской Армении, активизировали свою дипломатическую деятельность армянские волонтеры различного уровня. Представители армян Тифлиского землячества направили 9 июня 1920 г. за подписью Ерзикянца и Пирумова письмо Председателю СНК РСФСР В.Ленину о положении дел в Нагорном Карабахе. Авторы письма призывали большевистское руководство «вырвать почву»  у руководства Советского Азербайджана и предоставить право на самоопределение армянам Нагорного Карабаха.

 

Немалое влияние на настроение крестьян оказывали также местные армянские коммунисты. Так, в конце апреля 1920 г. в районе Дизака, Варанды и Хачена был организован комитет армян Нагорного Карабаха.

В докладе членов комитета в ЦК АКП (б) от 1 июля 1920 года отмечалось: «Местные армяне-крестьяне были охвачены националистическим угаром. Все их внимание было сосредоточено на Араратскую республику”.

Однако, на фоне реальной ситуации, сложившейся в Карабахе, на страницах официальной прессы положение в регионе преподносилось в «розовых тонах». Так, в газете  «Коммунист» от 3 июля о положении в Джеванширском уезде сообщается: «Отношения мусульманских и армянских крестьян становятся братскими, и беженцы возвращаются по своим разоренным местам и приступают к строительству».

 

7 июля Политбюро утвердило представленный Чичериным проект («Инструкция Реввоенсовету Кавказского фронта»). В инструкции, в частности, говорилось, что российские военные занимают Шушу и Джебраил, что «занятие этих местностей является временным, впредь до разрешения вопроса о принадлежности занимаемых территорий к той или другой республике и что эти территориальные конфликты будут разрешены смешанной комиссией под председательством представителя России…»

 

На заседании бюро ЦК АКП(б) 10 июля 1920 г. руководство Азербайджана фактически проигнорировало указание инструкции Политбюро, всячески усилив внимание на расширении и укрепление власти Азербайджанской ССР в Шуше, Джебраиле и во всем Нагорном Карабахе.

Вслед за этим Орджоникидзе отказался от своего первоначального мнения о Зангезуре. В телеграмме от 14 июля Чичерину он вместо своего прежнего мнения («Карабах и Зангезур немедленно присоединить к Азербайджану»), предложил: «Карабах целиком и безоговорочно присоединяется к Азербайджану. Зангезур объявляется спорным»

 

15 июля бюро ЦК АКП(б) с участием Орджоникидзе, Стасовой, представителей Реввоенсовета XI Красной Армии и представителем России в Армении Леграном рассмотрело «вопрос о мире с Арменией». Позиция Орджоникидзе об объявлении Зангезура спорным, не получила поддержку. Была подтверждена необходимость оставления Зангезура, как и Карабаха, в составе Азербайджана. Скорее всего, это было сделано по настоянию Нариманова.

 

9 августа 1920 г. – Части XI Красной Армии вслед за Азербайджаном, с целью установить в Армении советскую власть, перешли в наступление в Сисианском, Кафанском и Горисском направлениях и выбили оттуда дашнакские вооружённые формирования под руководством Дро и Нжде. Приход большевиков отчасти помог азербайджанскому населению избежать массовой резни со стороны армян. Однако, очень скоро результат этой «спасательской» операции дал о себе знать: Зангезур был передан Советской Армении.

 

10 августа 1920 г. в Эриване было подписано «Прелиминарное мирное соглашение между РСФСР и Республикой Армения». Соглашение не подтвердило право Азербайджана на занятые частями XI Красной Армии азербайджанские территории. Они объявлялись «спорными районами». 

В тот же день Кавказское Бюро Центрального Комитета Российской Коммунистической Партии (большевиков) – РКП(б), без разрешения Азербайджана, вынесло решение о передаче Армении Шарур-Даралязинского уезда Нахичевани, а Карабах и Зангезур были объявлены «спорными территориями». Таким образом, большевистская Россия проводила политику советизации Армении за счет азербайджанских земель. Попытки председателя Временного Революционного Комитета Азербайджана Наримана Нариманова сопротивляться этой политике результатов не дали.

После этого началась форсированная подготовка к подписанию договора между РСФСР и Арменией. В проекте договора между РСФСР и Арменией имелся пункт о передаче Армении Нахичевани и Зангезура.

 

Реакция руководства Азербайджанской ССР к договору была отрицательной. В телеграмме, направленной Ленину и Чичерину 13 августа 1920 г., чрезвычайный представитель Азербайджанской ССР в РСФСР Бехбуд-ага Шахтахтинский  обвиняет Советскую Россию в нарушении общепринятого принципа самоопределения народов и права Советского Азербайджана, в том числе и Нахчывана.

 

В докладе на имя Ленина полномочного представителя Азербайджанской ССР в Советской России Б.Шахтахтинского от 20 сентября 1920 года этот вопрос также ставился остро: «Ещё более удручающее впечатление на мусульман произвело то обстоятельство, что Россия обсуждала с Арменией вопросы, касающиеся исключительно Азербайджана, но азербайджанское правительство об этих переговорах ничего не знало»

 

В октябре 1920 года в Шушу прибыли председатель Азревкома (правительства Азербайджанской ССР) Нариман Нариманов, нарком С. Агамалиоглы и другие руководители с тем, чтобы позаботиться о доставке сюда обозов с хлебом. Н. Нариманов побывал на занятиях в школе, открытой советским правительством, встречался со слушателями курсов, выступил на митинге, говорил об учебе, необходимости получения образования, культуре.

В музее истории Шуши экспонировался снимок: Н.Нариманов среди учащихся шушинской школы. Рядом, под стеклом, его слова: «Мусульмане (азербайджанцы) и армяне, эти труженики, отныне становятся родными братьями под красным знаменем Советской власти».

 

В октябре 1920 г. в Иреване проходили переговоры между представителями Араратской Республики и РСФСР. При этом, главная установка руководства РСФСР на переговорах была ярко выражена в словах Орджоникидзе: «... не исключена возможность, что Армения при известной политической обстановке может нам понадобиться».

Переговоры с дашнакским правительством завершились подписанием 28 октября 1920 г. мирного договора. По этому договору Армения должна была отказаться от Карабаха, но получала Зангезур и Нахчыван, ей была обещана ссуда в 2,5 миллионов рублей золотом.

 

4 ноября 1920 г. состоялось заседание Политбюро ЦК АКП(б) с участием И.В.Сталина (наркома по национальным вопросам) и Г.К.Орджоникидзе (руководителя Кавказского краевого
комитета РКП), где было решено, что включенный в договор пункт о передаче Армении Нахичевани и Зангезура не выгоден ни в политическом, ни в стратегическом отношении и может быть осуществлен лишь в крайнем случае.

Сталин 9 ноября в Баку на вопрос о Зангезуре ответил: «Если хотят узнать кому принадлежать должен Зангезур и Нахичевань, то теперешнему правительству Армении их передать нельзя, будет советское, тогда можно будет».

Это не являлось случайно высказанной и пустой фразой. И как только 29 ноября установилась Советская власть в Армении маховик завертелся.

Из выступления Сталина становится ясно, что план передачи Нахчывана и Зангезура Армении был подготовлен еще задолго до ее советизации высшим большевистским руководством в Москве и поэтому декларация Нариманова от 1 декабря 1920 года на заседании Баксовета носила лишь формальный характер.

 

30 ноября 1920 г. Политбюро и Оргбюро ЦК АКП(б) с участием Орджоникидзе постановило:

  • Зангезур отходит к Армении;
  • Нагорный части Карабаха предоставляется право самоопределения;

Основополагающий принцип по Нагорному Карабаху, сформулированный в этом постановлении, был положен в основу Декларации Ревкома Азербайджана,  оглашенной главой азербайджанского правительства Н.Наримановым на следующий день, 1 декабря 1920 г. на торжественном заседании Бакинского Совета.  

 

1 декабря 1920 г. – Руководитель большевистской власти в Азербайджане, председатель Временного Революционного Комитета Нариман Нариманов в своем письме армянским коммунистам сообщил о своем согласии на передачу им Зангезура. Двумя днями ранее в Армении была установлены Советская власть и азербайджанские большевики во имя торжества и победы Советской власти пожертвовали землями Зангезура. 

 

2 декабря 1920 г. – Между Турцией и дашнакской Арменией был заключен Гюмрийский договор. Армянская сторона признав факт того, что Севрский договор (10 августа 1920 г.) потерял силу, заявила об отказе от территориальных претензий к Турции и претензии на Нахчыван. Также армяне согласились передать Турции Гюмри.

В Севрском договоре, заключенном между Антантой и Османским правительством, был пункт о передаче Карса Армении. Ататюркская Турция отвергла этот пункт и в ответ на требования армян на Карс объявила Армении войну 23 сентября. Вскоре турки захватили Гюмри и вынудили сдавшихся армян на принудительный мир. Однако, когда дашнаки подписывали это соглашение, они фактически потеряли контроль над Арменией, в Иреване уже была установлена Советская власть.

Советской Армении, благодаря поддержки России, удалось отказаться от Гюмринских соглашений. Тем не менее, армяне были вынуждены признать Карсской договор (март 1921 г.) и отказаться от претензий к Турции и на Нахчыван. Вдобавок им удалось заполучить Гюмри.

 

Таким образом, в декабре 1920 года Зангезур был присоединен к Армении. Этот процесс продолжался и в последующие годы: горная часть Казаха – территория Дилиджана, 24 деревни Мегринского и Джебраильского уездов, деревни Нюведи, Тугут и Нерназир нижнего Зангезура, 9 сел Нахчывана в период с 1920 по 1929 годы были переданы Армении.

 

Что же касается Карабаха, то, как выше было подчеркнуто, в декларации  Ревкома Азербайджана, в соответствии с установкой ЦК АКП(б) от 30 ноября, провозглашалось, что «трудовому крестьянству Нагорного Карабаха предоставляется полное право самоопределения». Так что утверждение о том, что якобы ревком Азербайджана 1 декабря признал Нагорный Карабах неотъемлемой частью Советской Армении, голословное и не имеет под собой никакой почвы.

Армянские авторы сегодня не принимают во внимание ни текста Декларации, впервые опубликованной 2 декабря 1920 г. в газете «Коммунист» (Баку), ни идентичного с этим текстом, изданным ими же самими в Ереване.

 

 

Новости
Выбор редактора