“Горжусь тем, что я азербайджанец”

Гейдар Алиев
13.12.2013, 18:33
99

Нужна ли система воспитания нашему народу и обществу?

A- A+

Если в Азербайджане заговорили об этой проблеме с опозданием на 40 лет, то и это не так уж плохо


«Мы все учились понемногу
Чему-нибудь и как-нибудь.
Так воспитанием, слава богу,
У нас не мудрено блеснуть»

А.С.Пушкин

Восстановить философию в своих правах и избавить сферу воспитания от околонаучных педагогических нравоучений!

Предвижу все - буря в стакане и в океане неминуема. Педагогическая братия и «гении» всех времен и народов - чиновники попытаются защитить «честь» мундира. Что же, послушаю их с соответствующим вниманием. А если научно, теоретически, но не с помощью политической риторики и апелляции к «верхам», докажут, что я ошибаюсь, то покаяние последует незамедлительно.

Если я критикую какую-то категорию людей, считающих себя локомотивами машины воспитания («Товарищ Сталин – машинист локомотива революции» - Л.М.Каганович!!!), то только для того, чтобы все мы поняли простую истину – эти машины, локомотивы и машинисты давным-давно работают вхолостую. Деятельность соответствующих министерств, ведомств касательно воспитания является ничем иным, как имитацией продуктивной работы, направленной на формирование у юношей и девушек высоких нравственных качеств, идейных принципов, эстетических вкусов и научного мировоззрения – этого защитного средства от ползучего религиозного фанатизма, подчеркиваю: фанатизма.

Разве можно считать нормальным положение, когда за все постсоветские годы никто не написал даже одной единой строчки об идейных ориентирах, нравственных устоях и мировоззренческих принципах, без которых немыслимо мало-мальски приемлемое воспитание. Всем и каждому, кто бьет себя в грудь и называет себя воспитателем сменяющих друг друга поколений, задаю простой вопрос и требую честного ответа – на каких идейных и мировоззренческих принципах стоит большинство современной азербайджанской молодежи? И еще: Каковы ее духовные запросы? Наконец, последний из той серии вопрос: Есть ли у нас Общенациональная и Общегосударственная Программа удовлетворения духовных, культурных, социальных запросов и потребностей?

Если кто-то попытается «бить мои карты» Государственной молодежной политикой, то непременно будет осечка. Ибо меня, в данном случае, интересует не политика как таковая, а концепция воспитания. Меня волнуют теоретические и теоретико-методологические основания: а) создание современной системы воспитания; б) оптимизация ее функций.

Как будет показано в последующих статьях, создание современной цивилизованной, прогрессивной системы воспитания – задача архиважная и чрезмерно сложная. Тут неизбежны недочеты, ошибки, неудачи. Но стоять на месте и предаваться чувствам самообольщения, самообмана – дело скверное. Хотим мы того или нет, но вопросы социального прогресса азербайджанского общества властно требуют напрячь все силы, мужественно-трезво оценить реальное положение этой судьбоносной для нации проблемы и приступить к продуктивной, всесторонне взвешенной деятельности – теоретической и практической.

В обществе циркулируют различные позиции и взгляды. Одни считают – а это в основном люди прошлой эпохи – что надо напирать на нравоучение и дидактику, построенную на взглядах дедов и прадедов. В этом они усматривают возможность установления связи между современными задачами воспитания и корневой системой, что само по себе не лишено смысла. Другие напирают на так называемый «положительный пример», который стал в нашем обществе больше дефицитом, чем черная икра или осетрина (для научных работников, конечно!). Дефицит положительного примера в родном отечестве гораздо превосходит возможности рядового ученого хотя бы в полгода один раз побывать на хорошем концерте…

Шутки шуткой, принципиально изменились социальные условия и социальная значимость положительного примера, раньше проявляющегося на ниве честного и упорного труда. Как известно, постсоветская эпоха начала свое шествие со свержения Труда с пьедестала. А вместе с ним были пересмотрены все прежние ценности. Потому нельзя построить современную систему образования на итогах того некомпетентного, непрофессионального пересмотра ценностей, осуществленного «новыми азербайджанцами», избравшим своим кумиром и божеством чистоган. Пересмотр ценностей не совместим с классовым, партийным имя корпоративным подходом. Здесь необходимы иные критерии, иные подходы, иное отношение к общенациональным интересам. Об этом несколько позже.

Лишь эскизно отметим еще один аспект проблемы современного воспитания. Среди многообразных подходов и интерпретаций сущности воспитания слишком велики претензии религии, которая всячески пытается подмять под себя науку и теоретическую мысль в целом. Кое-кто поддается этому соблазну. Но при всем этом наука сохраняет свое лицо, свои позиции и свое объективное видение мира.

Взявшись за дело воспитания поколений, необходимо, в первую очередь, внести ясность в то, чем отличается позиция науки от позиции моллы.

Позиция людей науки, занимающихся теорией воспитания, подчеркиваю: теорией воспитания, а не болтовней, рассчитанной на похлопывание властной рукой по плечу, отличается от позиции моллы прежде всего тем, что наука рассматривает всю совокупность вопросов, связанных с формированием предполагаемых качеств у людей, индивидов, личностей как сложную многоуровневую систему, а молла, религиозные институты – как перечень бессистемных вопросов, подчеркнутых из одного источника, не отражающих реалий сегодняшнего дня, ориентирующих не на будущее, а на прошлое. Позиция науки в фундаментальных вопросах воспитания принципиально отличается от околонаучных и около просветительских сентенций чиновников всех разновидностей и депутатов – «адвокатов нации».

Наука, ученый ищут ответы на самые сложные вопросы воспитания в мировой философской мысли, в общественно-историческом опыте народов Востока и Запада, наконец, в национальной и общечеловеческой культуре, включающей в себя и образование. В теоретических системах воспитания, как правило, актуализированные эпохой, потребностями духовно-нравственного и социального прогресса, вопросы воспитания рассматриваются в контексте всех позитивных и негативных социально-экономических, духовно-культурных, политических и нравственных процессов с учетом степени готовности и реальных возможностей общества и государства решить сложнейший комплекс вопросов воспитания всех слоев населения. Теоретический, в данном случае – философский анализ системы воспитания предполагает целостность – целостность предмета изучения и целостность разрабатываемой концепции. Собственно говоря, институциональный уровень изучения всей совокупности вопросов, связанных созданием и функционированием системы воспитания, прежде всего, предполагает формирование и укрепление внутренней целостности этой системы. Вне устойчивой целостности нет и не может быть никакой системы, в том числе и системы воспитания. Там, где начинается разрушение устойчивости институционального образования, незамедлительно начинается распад и разложения системы.

Поэтому задачей первостепенной важности является не формальное образование популистско обосновываемой системы воспитания, начиненной ингредиентами, очень импонирующим и очень нравящимся кому-то, а создание внутри себя многократно расчлененной целостной системы, рассчитанной на далекую перспективу и на нормальное функционирование не только в «парниковых», но и в крайне сложных и противоречивых условиях. В отличие от прикладной дисциплины, именуемой педагогикой, философии хорошо известно, что легко и без особого труда сконструированные системы также легко и быстро деформируются и приходят в непригодность. Именно по этой причине ни одна из так называемых педагогических концепций воспитания, созданных быстро и в расчете на одобрение в «верхах», сегодня не работает. Хотя их и никто не запрещал, но время заговорила словами Марины Цветаевой: «Остановись, прохожий!». Остановись, непрофессиональное творение, рассчитанное на слабости восседающих в заоблачных кабинетах!

Итак, разработка современной фундаментальной, многоуровневой системы воспитания – категорический императив эпохи, обновляющегося социально-политического организма, впечатляющих перемен и наших планов дальнейшего социально-экономического, интеллектуального, духовно-нравственного и культурного прогресса. Я считаю (а моя позиция основана на философии образования, берущей свое начало от Конфуция, древнегреческой философии, Сенеки и Цицерона, обогатившейся идеями великих мыслителей Востока и вкладом лучших философских умов Нового и Новейшего времени), что любые новшества, любые изменения в системе образования будут неполными и малопродуктивными, если они не будут дополнены новой системой воспитания и если новая система воспитания не будет пронизана задачами и успехами новой системы образования. В этой связи я бы предложил всем, кто в состоянии без шпаргалки подсказок и тапшов, самостоятельно сдать зачет по философии, обратиться к мощнейшей философской мысли народов хотя бы последних 2-х тысяч лет. В таком случае даже в соперничающих друг с другом философских концепциях образования они обнаружат проходящий красной нитью единый взгляд – СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ И СИСТЕМА ВОСПИТАНИЯ  должны логически дополнять, продолжать и развивать друг друга. И система образования, и система воспитания должны преследовать одну общую цель – подготовку грамотных, высококвалифицированных специалистов и воспитание идейно устойчивой, нравственно и физически здоровой, интеллектуально и культурно самодостаточной личности.

При этом философия рассматривает, соответственно, функции системы образования и функции системы воспитания не только в состоянии их практического взаимодействия, не только с позиций выявления основных линий их взаимосвязи, но и в плане их взаимопроникновения. Система образования, изучаемые в ее составе научные дисциплины – если не все, то значительная часть этих дисциплин – выполняют важнейшие  воспитательные функции, а систему воспитания никак не назовешь лишенной познавательных функций. Однако современный уровень наук, в частности философии и социологии позволяет создать такую модель системы воспитания, которая, с одной стороны, могла бы функционировать автономно, опираясь на качественно новый собственный ресурс; с другой – реализация свои функции, обобщать и использовать многогранные возможности изучаемых научных дисциплин. На наш взгляд, теоретическая модель системы воспитания должна обладать свойствами гибкости и основные воспитательные функции изучаемых в школе и вузе научных дисциплин должны определиться этой системой. Другими словами, система воспитания должна функционировать как своеобразная общенациональная и общегосударственная программа. Так же, как и система образования, она должна финансироваться государством и находиться под постоянным вниманием государства и общественности, всех тех, кто озабочен завтрашним состоянием нации.

Дело в том, что благодаря личной позиции Президента страны, в последнее время значительно возрос интерес к человеческому капиталу. Все говорят и пишут о важности и актуальности подготовки таких кадров, которые закончив вуз, могли бы прибавить к имеющемуся капиталу новый капитал. Конечно, для мира эта идея не нова. В США занимаются ею с начала 70-х гг. ХХ века. Имеются Нобелевские лауреаты. Но если наши заговорили об этой проблеме с опозданием на 40 лет, то и это не так уж плохо.

Однако теоретически неосознанная, критически не переваренная, всесторонне не проанализированная проблема человеческого капитала не должна подмять под себя другие, не менее важные и не менее актуальные проблемы человека, индивида, личности. К сожалению, в публикациях некоторых гуманитариев, политиков, политологов, а также всезнающих парламентариев научная проблема человеческого капитала уже начинает обрастать чертами универсальной дежурной фразы с политизированным оттенком. В надежде получить одобрение, хотя бы кивком головы, некоторые карьеристы – профессионалы лезут из кожи вон доказать, что – де нефтяной капитал у нас давным-давно превращен в человеческий. При этом эти «герои Шипки» бесцеремонно обходят вопрос о том, почему Президент Азербайджана проблему подготовки человеческого капитала поставил сейчас? По логике крайне политизированных ловкачей получается, что якобы Президент апеллирует к проблеме, которая уже решена…

К величайшему сожалению, такие факты и действия наносят урон и науке, и делу воспитания, хотя эти субъекты всячески претендуют на роль воспитателей. И здесь, при разговоре о таких «воспитателях», охраняемых полицией и связанных с народом посредством телевизионных экранов, невольно вспоминается мысль великого Маркса: «Воспитатель сам должен быть воспитуемым». Уместно подчеркнуть, что одним из актуальных вопросов организации подлинно цивилизованного воспитания подрастающего поколения является острейший дефицит современно мыслящих воспитателей – как в системе общеобразовательной школы, так в наших вузах. Ибо современный воспитатель наряду с фундаментальными знаниями в области социальных наук должен хорошо знать искусство, культуру, свободно ориентироваться в социально-духовных, культурных и политических процессах. Современный воспитатель не может работать на уровне безнадежно устаревших дидактики и нравоучений. А тезис Маяковского: «Что такое хорошо и что такое плохо?» должен безоговорочно уступить место умению мыслить противоречиями, действовать в соответствии с требованиями социального и национального прогресса, а не в согласии с пожеланиями каких-то важных чинов.

Теория и концепции воспитания должны строиться, во-первых, базируясь на национальных  и духовных ценностях народа и страны. Об этих ценностях, к сожалению, мы слышим только с телевизионных экранов. Но на сегодняшний день у нас нет ни одного фундаментального философского исследования этих ценностей. Ведь проблема философская и исследовать ее должны философы, а не педагоги, лингвисты или политики. Стало быть, для того, чтобы выработать объективное представление о ценностных основаниях теории и системы воспитания, необходимо основательно усвоить эти ценности. Пришло время популистские, как правило, непрофессиональные разговоры о национальных духовных, нравственных и культурных ценностях решительно и безотлагательно заменить теоретически и методологически обоснованными мыслями и рекомендациями. А систему воспитания следует обогащать не мнимыми, не отредактированными властной рукой вельмож, апробирующих свои голосовые связки сентенциями, а научно обоснованными, прошедшими испытание временем национальными духовными, нравственными и культурными ценностями.

При этом во главу угла надо поставить один ценнейший совет общенационального лидера азербайджанского народа Гейдара Алиева о создании синтеза национальных и общечеловеческих ценностей и о широком использовании их в воспитательном процессе. Говоря об использовании в воспитании молодежи национальных и общечеловеческих духовных, нравственных и культурных ценностей, Гейдар Алиев отдавал предпочтение национальным ценностям. Эту задачу он поставил непосредственно перед работниками системы образования. Зная чрезвычайную важность и актуальность этого вопроса, он в течение нескольких лет возвращался к нему, надеясь, что многотысячный отряд работников системы образования надлежащим образом решит его. Однако, к величайшему сожалению, … «воз и ныне там». Лет 10 тому назад я не поленился, и проверил все школьные учебники с 1-го по 11-й класс. И в них я не обнаружил «ценности», «национальные ценности», «общечеловеческие ценности».

После этого, в 2006 году выступил в газете «Наш век» с большой статьей, вернее – статьями: «О системе образования и воспитании способностей», где был затронут также вопрос о национальных и общечеловеческих ценностях. Однако соответствующие структуры, в том числе и Минобразования, проявили полное безразличие не только к моим идеям, но и к названной выше важнейшей задаче, поставленной перед обществом и системой образования общенациональным лидером азербайджанского народа Гейдаром Алиевым. Причин тому много – объяснимых и необъяснимых. Но одна из них заключается в том, что учебных заведениях, особенно в вузах гуманитарного направления, вопросы воспитания монополизированы специалистами по педагогике. В соответствии со сложившейся порочной практикой, созданием синтеза национальных и общечеловеческих духовных, нравственных и культурных ценностей должны были заниматься педагоги. Однако задача оказалась им не по зубам. А поскольку философия в стране стала чуть ли не преследуемой наукой, то никто даже не подумал о подключении в решение этой важнейшей, представляющей общенациональный интерес, задачи философов.

Нередко в жизни, на практике здравый смысл наталкивается на личный интерес, на соображения и цели негодяя в национальном костюме и с модными политическими лозунгами в устах. В таких ситуациях очень часто побеждает негодяй. А любая победа негодяя над здравым смыслом есть удар по морали и нравственности, по правам и достоинству человека, в конечном итоге – по воспитанию.

Приведу пример. В 1997 году автор этих строк опубликовал серию статьей под общим названием: «Гейдар Алиев: философия национального достоинства». Затем написал одноименную книгу, которая была встречена общественностью очень хорошо. В одном из престижных вузов республики, обладающим особым статусом, ввели для меня спецкурс «Гейдар Алиев: философия национального достоинства». Я читал этот спецкурс и для магистров, и для слушателей, повышающих свою квалификацию. Все шло хорошо. Спустя два года, назначили нового ректора – историка КПСС и творца антиалиевской «Политической истории ХХ века». Вначале все шло хорошо. Я разработал основные направления научных исследований этого учебного заведения, определил проблемы, темы исследований и исследовательскую работу каждого сотрудника. Выполнил ряд других важных работ. Но в один не очень прекрасный день этот ректор (его больше нет в живых, поэтому не считаю целесообразным назвать его имя) так, между прочим, мне сказал: «Ты убери со своего спецкурса слово «философия». Я спрашиваю его: «А почему?» Он: «Там не очень любят это слово». И кивнул рукой в сторону одного белокаменного здания…

Не знаю – говорил ли он правду или нет? Но одно знаю точно: его очень раздражали мои лекции, которые с большим интересом слушали молодые люди. Его, ближайшего друга Абдуррахмана Везирова, тревожил сам спецкурс, посвященный идеям Гейдара Алиева. После этого прошло немного времени, и он упразднил этот спецкурс, а меня сократил.

Вспомнил я об этом вот почему. Немало в нашем обществе хамелеонов, на день несколько раз меняющих цвет кожи, интонацию голоса. Они представляют для системы воспитания самую большую опасность. Именно они, эти хамелеоны, помешали профессионалам, прежде всего философам, создать теоретически обоснованную научную систему воспитания, которая наряду с другими, принципами и ценностями, включала бы в себя национальные и общечеловеческие ценности.

Амрали Исмаилов

 

Новости
Выбор редактора