ГЛАВНАЯ | О ПРОЕКТЕ | О САЙТЕ | ЦЕНТР ЭФФЕКТИВНЫХ ИНИЦИАТИВ | МЕРОПРИЯТИЯ | ССЫЛКИ | КОНТАКТ

-AZ -RU -EN
Поиск


Контакты

(994 12) 497 74 31
(994 12) 497 74 32
 

 



История > Память > Геноцид и депортации > Март 1918 года

Геноцид азербайджанского народа в марте 1918 года

Одним из важных завоеваний, достигнутых нашим народом в период независимости, стала возможность по-новому взглянуть на свою историю, создать объективную картину исторического хода ее развития, раскрыть темные страницы истории, дать правильную, непредвзятую оценку ее отдельным периодам и событиям, которые на протяжении многих десятилетий искажались и фальсифицировались, а порой и просто замалчивались.

К одной из таких страниц можно отнести и мартовские события 1918 г., которые в советской историографии преподносились как "гражданская война", "мусаватский контрреволюционный мятеж", спровоцированный, якобы, мусаватистами с целью свержения советской власти в Баку. Сегодня, благодаря усилиям азербайджанских обществоведов, поднявших и проанализировавших многие архивные материалы, находившиеся ранее за семью печатями, стало возможно открыто заявить об истинной подоплеке мартовских событий, квалифицировать их не иначе как геноцид, учиненный над азербайджанским народом, назвать имена главных зачинщиков этой кровавой бойни.

Февральская революция и последовавшие за ней Октябрьские события, публикация таких до-кументов как "Декларация прав народов России" и "Обращение к трудящимся мусульманам России и Востока" были восприняты азербайджанским народом, интеллигенцией, национальными партиями как возможность реализовать идею национальной автономии в рамках Российской Федерации.

Выдвинувшаяся в это время на авансцену политической борьбы партия "Мусават" одним из важных программных требований выдвинула идею автономии Азербайджана. Однако временный чрезвычайный комиссар по делам Кавказа С. Шаумян был ярым противником этой идеи. Законное и естественное требование азербайджанского народа предоставить автономию Азербайджану Шаумян расценивал как "мечту азербайджанских националистов" сделать Баку "столицей Азербайджанского ханства" (С. Г. Шаумян. Избранные произведения. М., 1978, т. 2, с. 257).

Парадоксально то, что категорически отрицая возможность предоставления Азербайджану автономии, Шаумян, вместе с тем, как должное воспринял план создания Временного армянского правления на оккупированной русскими войсками турецкой территории. При этом реализация этого плана, в соответствии с декретом от 29 декабря 1917 г., подписанным В. И. Лениным и И. В. Сталиным, поручалась Шаумяну. Ему же поручалось руководство при определении границ этой "автономии", особенно смежных спорных округов /Декреты Советской власти. М., 1957, с. 289-299/.

Большевистскому руководству хорошо были известны взгляды Шаумяна на многие ключевые вопросы национальной программы большевистской партии, его крайне враждебное отношение к таким вопросам как предоставление автономии, о праве наций на самоопределение. Еще в 1914 г. в письме С. Г. Шаумяну Ленин выразил свое критическое отношение к этим взглядам Шаумяна. "Не стыдно ли российскому марксисту стоять на точке зрения армянского курятника... из "армянской" слепоты Вы становитесь подручным Пуришкевичей и их национализма" /Ленин В.И. ПСС, т. 48, с. 302/.

Весьма интересно, что накануне мартовских событий газета "Бакинский рабочий" 15 марта опубликовала письмо Ленина С.Шаумяну, написанное им еще в декабре 1913 года, где Шаумян подвергался резкой критике за непризнание идеи автономии и права наций на самоопределение (ПСС, т. 48, с. 233-236).

Максимализм суждений Шаумяна, упрямство и жесткие методы в осуществлении проводимых им мер были знакомы центру. Именно поэтому В. И. Ленин в телеграмме С. Г. Шаумяну от 14 февраля 1918 г. писал о том, что наряду с "твердой и решительной" политикой необходимо проводить и осторожнейшую дипломатию, "теперь необходимо учиться дипломатии", В. И. Ленин учитывал крайне сложную ситуацию, складывавшуюся в этом регионе, он требовал тонко и осторожно регулировать и решать многие возникающие важные проблемы (В. И. Ленин об Азербайджане. Баку, 1959, с. 75).

Следует иметь ввиду и то, что Шаумян – "интернационалист" весьма неблагожелательно относился к азербайджанскому народу, безапелляционно навешивая ему такие ярлыки как "татарская (азербайджанская) чернь", "татарская невежественная масса", "разбойничьи банды", "татарские хулиганы" и т.д. и т.п. Достаточно бегло перелистать его избранные произведения, чтобы убедиться в сказанном (Шаумян С. Г. Избранные произведения. М., 1978, т. I, с. 119, 129, 185; т. II, с. 216 и т.д.). Все это многое объясняет в поведении Шаумяна в мартовские дни 1918 г.

Сегодня, рассматривая мартовские события, из тьмы десятилетий проступают такие факты, которые в свое время прошли мимо нашего сознания, им не было уделено должного внимания. К числу их следует отнести назначение П. А. Кобозева Чрезвычайным Комиссаром правительства в Средней Азии и Бакинской губернии. Об этом факте упоминается в хронике событий 36 тома Полного Собрания Сочинений В. И. Ленина (с. 684).

17 марта 1918 г. В. И. Ленин беседовал с П. А. Кобозевым. Подписал и вручил ему мандат для принятия необходимых мер по обеспечению власти на местах, передал ему письмо на имя бакинских товарищей. Это письмо, о котором упоминается в ПСС, как нам представляется, было написано Сталиным по поручению Ленина и Центрального Комитета. Оно имело особое значение и являлось руководством к действию, направляло и раскрывало перспективы дальнейшего хода развития событий в регионе.

Ввиду важности письма мы его приводим несколько подробно: "Степану, Алеше и другим друзьям. Подателя сего, товарища Кобозева, посылаем к вам в качестве "чрезвычайного комиссара Средней Азии и Баку". Он человек решительный, имеет богатый опыт из практики борьбы с контрреволюцией в Средней Азии, в вопросах военного дела разбирается, специалист инженер-железнодорожник и старый партийный работник. Назначая его комиссаром "и Баку", руководствовались тем, что Степан, комиссар по делам Кавказа, а значит и Баку, действует по понятным причинам главным образом в Тифлисе, между тем как Баку, этот важный пункт всего юга, уже осаждается со всех сторон, причем Степану невозможно разорваться на части. Мы здесь не сомневаемся ни на одну минуту, что Кобозев /ему это сказано/ будет действовать в полном контакте со Степаном.

Одно несомненно: нужно укрепить Баку в военном и финансовом отношении, если мусульмане требуют автономии, нужно им дать ее, выговорить безусловное признание Советской власти в центре и на местах (курсив наш), нужно немедля основать при Бакинском Совдепе мусульманский отдел, широко развить мусульманскую литературу... Подробно расскажет вам Кобозев. Ваш Сталин" /Государственный Архив Политических Партий и Общественных движений Азербайджанской Республики – ГАППОДАР, копийный фонд 453/.

Таким образом, все указанные в письме меры были направлены на укрепление советской власти в Баку и преследовали цель привлечь широкие трудовые мусульманские массы на свою сторону. Конфронтация с населением центру была не нужна. Здесь, в Баку, с его чрезвычайно пестрым составом населения требовалось тонкое и осторожное проведение многих сложных вопросов и максимализм был здесь совершенно не уместен.

Назначение Кобозева – опытного партийца и специалиста по военным делам было, как нам думается, осторожной попыткой ограничить действия Шаумяна от принятия непосредственно им самостоятельных решений в качестве чрезвычайного комиссара Кавказа, отныне решения должны были приниматься согласованно. Как показали последующие события, опасения центра были не напрасны.

Имея конкретное решение центра о предоставлении автономии мусульманам, Шаумяну можно было бы договориться с лидерами партии "Мусават" и решить этот вопрос ми рн ы м путем. Тем более, что до мартовских событий партия "Мусават" открыто выдвигала идею национальной автономии в рамках Российской Федерации.

Однако такой поворот событий не устраивал Шаумяна. Одно было несомненно ясно: Шаумян шел на конфронтацию сознательно, намеренно. Ему она нужна была для выполнения задуманного плана.

Оголтелое зверство, учиненное над азербайджанцами, жестокость и вандализм дашнаков в мартовские дни в Баку дают основание предположить, что эта была задуманная Шаумяном "акция возмездия", как отмечал М.Расулзаде в статье «Незабываемая трагедия», опубликованной в газете «Азербайджан» 31 марта 1919 г. по случаю первой годовщины мартовских событий (Цит. по книге А. Искендерова «Историография мартовской резни 1918 г. Баку, 1997, с. 103, на азербайджанском языке); акция очищения Баку от азербайджанцев.

Иначе нельзя объяснить или оправдать массовое убийство азербайджанцев – ни в чем неповинного мирного азербайджанского населения Баку и других городов Азербайджана в мартовские дни. Весь ход последующих событий подтверждает это.

В описываемое нами время в Баку из-за закрытия Баку-Тифлисской железной дороги скопилось несколько тысяч вооруженных армян, возвращавшихся с фронтов. Помимо этого, в Баку находились тысячи хорошо вооруженных боевиков партии Дашнакцутюн. Шаумян был хорошо осведомлен о ярой националистической и контрреволюционной направленности политики дашнаков. Именно поэтому, он должен был воспрепятствовать их пребыванию в городе. Однако этого не произошло.

К этому времени наметился стремительный рост влияния партии "Мусават". По признанию самого Шаумяна, эта партия "к началу второго года революции оказалась самой сильной политической партией в Закавказье" /Шаумян С. Г. Избранные произведения. М., 1978, т. 2, с.291/.

В этих условиях Шаумян любым образом пытался отстранить партию "Мусават" от политической борьбы, дискредитировать ее. Перед хорошо вооруженными армянскими воинскими частями азербайджанцы в Баку и его окрестностях оказались совершенно беззащитными. У "Мусавата" каких-либо вооруженных формирований в то время не было.

В своей книге "Революция и гражданская война в Баку" Я. Ратгаузер пишет: "Регулярных воинских частей у партии "Мусават" к началу событий в городе не было. Мусаватские силы, находившиеся в районах, не были своевременно подтянуты к городу. Мы предполагаем, что руководящее ядро партии "Мусават" не ожидало начала боя в день 30 марта" /Ратгаузер Я. Революция и гражданская война в Баку. Баку, 1927, с. 145/.

Присутствие же многочисленных вооруженных дашнаков, наводнивших город, до предела накалили обстановку. Настораживал и тот факт, что во время записей на промыслах и заводах в Красную Армию принимались все, кроме азербайджанцев. Многие сформированные таким образом отряды почти поголовно состояли из армян. Этому во многом способствовал военный комендант города Баку Авакян, формировавший отряды.

К тому же, 29 марта 1918 г., по приказу Шаумяна стали разоружать солдат и офицеров "татарского полка" /входившего в состав так называемой "Дикой дивизии", сформированной в годы первой мировой войны/, находившихся на борту парохода Эвелина, отплывавшего в Ленкорань – в место своей дислокации. Небольшой отряд офицеров и солдат этой дивизии во главе с генералом Талышинским находился в Баку в связи с похоронами своего сослуживца, трагически погибшего сына известного азербайджанского нефтепромышленника мецената Г. З. Тагиева.

Почему Бакинский Совет воспрепятствовал мирному уходу из города единственной вооруженной группы мусульман и не разоружил армянские воинские части, в большом числе находившиеся в г.Баку в эти дни. Ведь на основе решения Бакинского Совета, принятого 15 марта 1918 г. по докладу Шаумяна, упразднению и выводу из Баку подлежали все национальные формирования и части. Это касалось всех вооруженных сил, находившихся в городе. Однако Шаумян пренебрег этим указанием, которое принималось с его же участием /ГАППОДАР, ф. 276, оп. 3, д. 272, лл. 5-6/.

Эта акция вызвала недовольство и протесты мусульманского населения Баку. 30 марта в мечетях, в различных частях города начались стихийные выступления, митинги азербайджанцев, требовавших возвращения оружия и вывода национальных армянских частей из города. В эти дни газета "Ачыг сёз" – орган мусаватской партии – обратилась к населению с призывом не поддаваться чувствам, сохранять спокойствие.

Провокационный обстрел небольшого отряда Красной Армии, исполнители которого так и остались неизвестны, явился началом страшной кровавой акции, жертвой которой стало мирное азербайджанское население. Сам Шаумян говорил о том, что им нужен был лишь малейший повод для осуществления задуманного плана. "Мы воспользовались поводом, первой попыткой вооруженного нападения на наш конный отряд и открыли наступление по всему фронту. У нас были уже вооруженные силы – около 6 тысяч человек.

У "Дашнакцутюн" имелось также около 3-4 тысяч национальных частей, которые были в нашем распоряжении. Участие последних придало отчасти гражданской войне характер национальной резни, но избежать этого не было возможности. Мы шли сознательно на это. Если бы они /Мусават/ взяли бы верх в Баку, город был бы объявлен столицей Азербайджана" /С. Г. Шаумян. Избранные произведения, М., 1978, т. 2, с. 246/, Здесь, как говорят, комментарии излишни.

Под предлогом борьбы с мусаватистами большевистско-дашнакские отряды фактически начали целенаправленное уничтожение мирного азербайджанского населения. С воздуха и с моря обстреливались азербайджанские кварталы. Особенно активное участие в насилиях над азербайджанцами принимали именно армянские части. Немаловажное значение имел тот факт, что в это время начальником штаба Красной Армии в Баку был полковник царской армии, член партии дашнаков З. Аветисян. В течение нескольких дней продолжались бесчинства в городе. Упорные бои шли в самом центре города, и в частности, в районе Ичеришехер.

Наступлением на эту историческую часть города командовал лично А. И. Микоян. 30 марта один из комиссаров – Татевос Амирян с группой вооруженных дашнаков вошел в здание мусульманской благотворительности "Исмаилия" и поджег его. Был сожжен и первый на Востоке театр Г. З. Тагиева, сильно повреждена мечеть Таза-Пир. "Борьба с контрреволюцией" обернулась невиданной резней. С. М. Эфендиев отмечал, что "Дашнаки уничтожали не только мусаватистов, но и всех мусульман вообще..." /Жизнь Национальностей, 1919, 6 июля/.

Пытаясь притянуть к своим грязным деяниям Каспийский флот, дашнаки прибегли к своему излюбленному методу – провокациям. Среди моряков они стали распространять слухи о том, что азербайджанцы, якобы, в городе убивают русских. Поэтому в начале этой акции прогремели залпы орудий из пароходов Каспийского флота по азербайджанским кварталам. Однако, вскоре, тщательно проверенные, эти слухи оказались сущей фикцией и дашнакской провокацией.

В насилиях над мирными азербайджанцами активное участие принимали не только национальные армянские формирования, но и части Красной Армии. При этом немаловажное значение имел тот факт, что части Красной Армии Бакинского Совета состояли на 70 процентов из армян. Как отмечает член-корр. АН Армянской Республики Г. Аветисян: "За Бакинскую Армию сражались четыре бригады Кавказской Красной Армии, состоящей из 25 батальонов и 18 тыс. красноармейцев. Около 70 процентов красноармейцев составляли армяне" ("Коммунист" /Ереван/, 26 августа 1989, №199).

Даже после принятия ультиматума Бакинского Совета азербайджанцами, убийства и грабежи со стороны армянских частей продолжались. Только после вмешательства Джапаридзе, который заметил, что ход событий зашел слишком далеко, а также требования 36-го Туркестанского полка прекратить резню мусульман и пригрозивших открыть стрельбу из пушек по армянским кварталам, была прекращена эта бойня.

Еще большие зверства были учинены в хо д е карательного рейда в Шемаху и Губу, где были сожжены и разграблены десятки азербайджанских деревень.

Большой отряд, отправленный в Губу под командованием дашнакцакана Амазаспа, состоял исключительно из армян, принадлежавших к партии Дашнакцутюн. Отряд этот был сформирован под личным контролем председателя Военно-революционного комитета Кавказской армии Г. Корганова – армянина по национальности.

Кроме убийств карательный отряд Амазаспа занимался еще мародерством и грабежом имущества азербайджанского населения.

В результате карательной акции, проведенной отрядом Амазаспа, в Губе было убито около 2 тысяч мирных азербайджанцев. Выступая перед жителями Губы Амазасп заявил: "Я герой армянского народа и защитник его интересов... Я прислан не для водворения порядка и установления Советской власти, а для отмщения вам за убитых армян, мне приказано было уничтожить всех мусульман от берегов Каспийского моря до Шахдага, и жилища ваши сравнять с землей (История Азербайджана по документам и публикациям. Баку, 1990, с. 185).

Еще до событий в Губе вооруженными силами Бакинского Совета под командованием Амазаспа и Аветисова был предан огню и полностью сожжен город Шемаха (А.Балаев. Азербайджанское национальное движение в гг. 1917-1918 гг. Баку, Элм, 1998, с. 175).

Карательные операции были совершены в Ленкоране, Хачмазе, Аджигабуле, Сальянах. О непосредственной причастности С. Шаумяна к кровавым мартовским событиям 1918 г. и зверствах дашнаков в Баку и уездах сообщала газета "Азербайджан" от 8 октября 1918 г. Была образована специальная губернская комиссия для расследования их преступлений. Шаумян цинично признавал, что "в результате гражданской войны пострадала масса бедных и бездомных мусульман".

Он отмечал, что им "пришлось прибегнуть к помощи армянского полка. Мы даже не могли допустить себе роскошь отказаться от его услуг. Было необходимо пользоваться услугами армянского полка, а победа настолько велика, что это мало омрачает действительность" /С. Г. Шаумян. Избранные произведения. М., 1978, т. 2, с. 249, 250/.

Даже меньшевистская газета "Наш голос" охарактеризовала происшедшие события как национальную резню. Непосредственная свидетельница мартовских событий Народный комиссар просвещения Бакинского Совнаркома H. Колесникова в своих воспоминаниях отмечала, что "дашнакские группы начали в городе погромы, поджоги домов, грабежи, убийства ни в чем неповинных мирных граждан, главным образом азербайджанцев" /Колесникова H. H. Из истории борьбы за Советскую власть в Баку. М., 1960, с. 71/.

В письме в Совет Народных комиссаров РСФСР от 13 апреля 1918 г. Шаумян, пытаясь оправдать злодеяния армянских частей в Баку в мартовские дни и скрыть от руководства большевиков истинные масштабы содеянной под его началом бойни азербайджанцев, фальсифицировал число убитых в эти дни в Баку, факты угрозы со стороны мусульман. Понимая, что скрыть многое невозможно и стремясь успокоить центр, он писал: "Мусульманская масса сильно пострадала, но она сейчас сплачивается вокруг большевиков и вокруг Совета" /??/, что "нефть уже в нашем распоряжении". При этом особо подчеркивалась роль армянских национальных частей в защите Советской власти /"Исторический архив", №2, 1957, с. 55-57/.

В письме С. Шаумяну и П. Джапаридзе, опубликованном в газете "Гуммет" от 3 апреля 1918 г., Нариманов, говоря о мартовских событиях, писал: "Это пятнает Советскую власть, чернит ее. Если вы в ближайшее время не разорвете эту черную завесу и не снимете это пятно, большевистская мысль и Советская власть здесь удержаться не сумеют...

Вам известно, что завоеванная с помощью оружия власть, не обретя поддержки в народе, не проживет" /H. Hариманов. Избранные произведения. В трех томах. Т. 2, Баку. Азернешр, 1989, с. 122-123/. Эти слова H. Hариманова оказались пророческими. После мартовских событий, вопреки утверждениям Шаумяна, широкие массы азербайджанского народа отвернулись от Советской власти.

В статье "Бакинская организация большевиков в 17-18 г.", опубликованной 1923 г., А.Микоян вынужден был признать: "Мартовские события имели другим своим последствием еще большее отчуждение мусульманских трудовых масс от Советской власти /"Бакинский рабочий", 14 марта 1923/.

Бесчинства армян в Баку с 30 марта по 2 апреля, затем продолженные в уездах, были ни чем иным как резней по национальному признаку или точнее - геноцидом, совершенным над азербайджанским народом. Мартовские события имели большой общественный резонанс.

Как отмечал небезызвестный С. Тер-Габриелян в письме С. Шаумяну, отправленному им из Астрахани 28 апреля 1918 года, общественность и приезжие русские, массами выехавшие в эти дни из Баку в Астрахань, рассматривают «бакинские события» ни как борьбу за советскую власть, а как национальную резню, «и что эта резня создана армянами» (Сур.Шаумян. Бакинская коммуна. Баку, 1927, с. 94). Именно поэтому Советская власть в Баку в 1918 г. продержалась не долго и бесславно сошла со сцены.

Сегодня можно с определенностью сказать, что это была продуманная и спланированная акция, подготовленная Шаумяном, жертвами которой стали мусульмане Азербайджана. Свою ненависть к мусаватистам Шаумян с армянской армией и головорезами из партии Дашнакцутюн вымещали в погромах, учиненных в азербайджанских кварталах города, в уездах Азербайджана.

Только в Баку в эти дни было убито свыше 10 тыс. мирных жителей, в Шемахе - 7 тыс., в Губе - 2 тыс., в Ленкоране и Астаре более тысячи, в Сальянах и Аджигабуле около тысячи. Всего в марте-апреле 1918г. армянско-большевистские вооруженные отряды убили более 50 тыс. азербайджанцев ("Заявление Милли Меджлиса Азербайджанской Республики" - "Бакинский рабочий", 31 марта 2001 года).

Прикрываясь большевистской властью и большевистскими лозунгами, Шаумян предавал Советскую власть, дискредитируя ее своими действиями. Но для Шаумяна это было не главным. Его цель была в другом - в уничтожении азербайджанцев. На это были направлены все его усилия в эти мартовские дни: очищение земель от азербайджанцев с целью присоединения в дальнейшем этих земель к "армянской автономии", создание которой поручалось ему указанным декретом СHК от 29 декабря 1917 г.

Известный немецкий исследователь Эрих Файгл в своей книге "Правда о терроре. Армянский терроризм - истоки и причины" /Баку, Азернешр, 2000/, говоря о деятельности Шаумяна в 1918 г., отмечает, что Степан Шаумян являлся руководителем армянских коммунистов Баку, где он формировал большевистское правительство, тирания которого намеревалась изгнать или истребить азербайджанцев. Его целью было "арменизировать Баку любой ценой" /указ. раб., с. 101/.

К сожалению, эти злодеяния, совершенные армянами в Баку и в уездах в мартовские дни 1918 г., в свое время не получили должной и объективной оценки ни международной общественности, ни руководством республики. Во имя интернационализма, укрепления дружбы народов эти факты тщательно замалчивались, скрывались. Им не была дана должная оценка. Именно это развязало руки националистически-сепаратистским силам.

В 1988 году в результате так называемого нагорно-карабахского конфликта сотни тысяч азербайджанцев из-за национальной принадлежности были уничтожены и изгнаны со своих исторических земель из Армении, в январе 1990 года учинены зверские преступления против народа, который поднял свой голос протеста против этой акции, в 1992 г. произошел кровавый Ходжалинский геноцид. "Как результат авантюристских действий армянских агрессоров и идеологов великой Армении по этнической чистке более одного миллиона наших соотечественников были изгнаны из родных очагов и обречены на нечеловеческие страдания. Только в ХХ веке, отмечается в "Обращении к азербайджанскому народу в связи с 31 марта – днем геноцида Азербайджанцев", более двух миллионов азербайджанцев оказались подвергнутыми омерзительной политике геноцида, проводимой нашими врагами в той или иной форме" /"Бакинский рабочий", 31 марта 1999 г./.

Выдвижение сегодня в Армении претензий на Нахчыван, являющейся исконной азербайджанской землей, призывы к ликвидации Карсского договора, заключенного в октябре 1921 года между Россией, Азербайджаном, Грузией, Арменией и Турцией, притязания на земли Турции, Грузии – все это – результат безнаказанности, сложившейся в между народном сообществе в отношении агрессивной Армянской Республики.

Сегодня наша главная задача состоит в том, чтобы сформировать у нынешнего и последующего поколений крепкую национальную память о геноциде, учиненным над нашим народом в последнем столетии, добиться политической и правовой оценки этих событий во всем мире, устранить их тяжелые последствия и сделать все, чтобы подобное никогда больше не повторилось. Наше долгое молчание и терпение очень дорого обошлись нам. Именно поэтому руководством республики было принято решение об объявлении 31 марта днем геноцида азербайджанцев.

Важным в этом отношении являются создание капитальных трудов и публикации документальных материалов, разоблачающие дашнакских террористов, их злодеяния на азербайджанской земле на протяжении последнего столетия. Совершая геноцид над азербайджанцами, они перед всем миром выставляют себя в роли невинных жертв, подвергшихся геноциду.

Еще 15 июля 1918 г. постановлением правительства Азербайджанской Республики под руководством Министра иностранных дел была образована "Чрезвычайная Следственная Комиссия" для расследования насилий, произведенных армянами над мусульманами в пределах всего Закавказья с начала первой мировой войны. В материалах комиссии от ме чалос ь, что в мартовские дни пострадали главным образом азербайджанцы, их имущества были разграблены, а дома были сожжены.

В Государственном архиве Азербайджанской Республики хранятся материалы этой комиссии, которые невозможно читать без содрогания, масштабы вандализма, совершенного армянами в эти кровавые дни, трудно определить. Эти документы составлены по горячим следам, мартовские события описаны непосредственными очевидцами. Сегодня, когда наша республика входит во многие международные организации, материалы этой комиссии должны быть опубликованы и стать достоянием мировой общественности.

Пусть мир узнает настоящих вершителей геноцида на нашей земле, тех, кто на протяжении всего ХХ столетия притязал на наши земли, кто держит народ этого региона в постоянном напряжении. Так не может больше продолжаться. Притязаниям армян должен быть, наконец, дан окончательный и бесповоротный отпор.

Т.А.Мусаева, доктор исторических наук, профессор

А.А.Мамедов, доктор исторических наук.

«Азербайджан и Азербайджанцы», №7-8, 2001.

 * * *

См. также:

 ►История ►Память

 



Baku

World time


Новости

“Взгляните на Бако Саакяна! По лицу сразу видно: аферист” [2014-04-14]

Французский комик Пьер-Эммануэль Баре об армянах и Нагорном Карабахе


подробнее

Второе российское вторжение на Украину [2014-04-14]

Насилие нужно Путину для оправдания отправки войск на защиту русскоязычного меньшинства


подробнее

Азербайджанский депутат призвал ПАСЕ сыграть действенную роль в карабахском урегулировании [2014-04-08]

“Cистема международной безопасности, основанная на принципах международного права, находится в состоянии кризиса”


подробнее

Армянский политолог сравнил Путина с Гитлером [2014-04-05]

Андраник Мигранян в роли апологета российской политики в Украине


подробнее

Президентская перспектива Эрдогана [2014-03-31]

Партия премьера Эрдогана победила на местных выборах в Турции


подробнее

Почему Крым не имеет права отделяться? [2014-03-14]

подробнее

“Американский посредник не идет на контакт с представителями азербайджанской общины Карабаха” [2014-03-12]

подробнее

Партия Януковича осудила его бегство и предательство [2014-02-23]

«Миллионная партия фактически оказалась заложником одной коррумпированной семьи»


подробнее

Единственный выход из ситуации - досрочные выборы [2014-02-21]

подробнее

Армении пора осознать ущербность существующего положения [2014-02-14]

«Диалог общин может способствовать созданию психологического климата взаимного доверия»


подробнее

Другие новости

Site by Premium AD, 2009